Сообщить об ошибке
9 декабря 2016

«Легенды нашего города» от «Алтайской правды». «Ночная ведьма» из Барнаула

22 июня 2009 16:15

Когда началась война, Майе Петуховой едва исполнилось 17 лет. Она жила с родителями в городе Харькове и уже работала на тракторном заводе. Еще в школе увлеклась небом, это было модно и патриотично. Пошла учиться в городской аэроклуб, летала, прыгала с парашютом, выпустилась в 1940 году.

"ВОЗЬМИТЕ МЕНЯ К РАСКОВОЙ!"

В первые дни войны пришла в военкомат, но ей сурово сказали: "Нам еще детского сада не хватало!". А ее старших подруг направляли к Герою Советского Союза Марине Расковой, которая формировала женский полк. Майя тут же написала знаменитой летчице письмо, умоляя принять и ее. Передать послание "лично в руки" попросила уезжающих девчонок...

А потом завод эвакуировали в Сарепту под Сталинград. Но враг рвался к Волге, и основное оборудование отправили в Барнаул на строительство завода - ныне "Барнаултрансмаш".

Осенью 1942 года ее вызвали в военкомат: "Если хочешь летать, сегодня в час дня отправим тебя в Кемерово, учиться в школе младших военных специалистов".

В Кузбассе Майя училась подвешивать бомбы, стрелять из пулемета, чистить его и, конечно, летать.

СТАЛИНГРАД ВЕСЬ ГОРЕЛ

В декабре 1942 года девятнадцатилетняя Майя оказалась на Волге: сначала в городе Энгельсе, где к тому времени была сформирована авиагруппа из трех женских полков, а вскоре - под Сталинградом, в местечке Гумрак (там и сейчас аэропорт).

Немцы не забывали бомбить полк ни днем, ни ночью, девчат постоянно поднимали по тревоге. Весь Сталинград горел.

Весной их перебросили под Воронеж, туда, где копились силы для битвы на Курской дуге. Здесь они уже вовсю бомбили противника каждую ночь, если позволяла погода. Немцы тоже не давали спуску, непрерывно сбрасывали бомбы на расположения наших частей. Тут Майю первый раз контузило взрывом бомбы. В медсанбате пролежала недолго - и снова в строй.

ПОД КРЫЛОМ ИСТРЕБИТЕЛЕЙ

Полк «ночных ведьм» входил в состав 2-й воздушной армии, которой командовал генерал Степан Красовский. Сначала летали на ПО-2, а в 1944 году их пересадили на туполевские машины - ТУ-2.

Подкрадывались к немецким позициям на бреющем полете. Сначала Майя Марковна летала пилотом, а после ранения осколком в колено пересела на место штурмана. После ночной бомбежки летчикам полагалось 100 граммов разведенного спирта. Но девчонки его не любили, зато шоколад и печенье из бортпайка уплетали с удовольствием. Под Псковом «ночных ведьм» прикрывал полк истребителей Василия Сталина.

Когда шли дожди и по нескольку дней была нелетная погода, девушки занимались художественной самодеятельностью, готовили представления.

"Однажды, - рассказывает Майя Марковна, - поступил приказ: "Послать симпатичную девчонку на метеостанцию, узнать прогноз погоды и доложить командиру полка Сталину". Послали меня. Иду и мысленно прощаюсь с жизнью: говорили, что перед этим он расстрелял начальника метеостанции.

Подхожу к командирской землянке, слышу у мужиков разгоряченный разговор, мат-перемат. Все навеселе. Когда Василий Сталин заорал: "Черт знает что, прислали "эрзацев" на нашу голову!", - выскочила наружу. Он всех женщин-летчиц называл "эрзацами" - заменителями настоящих летчиков. Адъютант приглашает: "Проходите", - а я мотаю головой.

Но приказ надо выполнять. Второй раз заглянула. Грозно спрашивает: "Почему туман?" (Ему с утра доложили, что погода летная, истребители вылетели, а назад сесть не могут, земли не видно). Не знаю, как у меня духу хватило, рапортую: "Туман локальный, через 40 минут рассеется!" Придумала, даже карту не разворачивала. Выхожу из землянки, а молочные испарения уже начали от земли приподниматься и действительно вскоре рассеялись.

А потом мы с Василием Сталиным стали почти друзьями. Он приходил ко мне играть в шахматы".

АХ, "НОРМАНДИЯ-НЕМАН"!

Фронт двигался дальше на запад. Несколько месяцев женский полк прикрывали пилоты французского полка "Нормандия-Неман". Девчата знали: если нелетная погода - будут танцы. Их устраивали в самой большой землянке. Даже зимой французы появлялись с цветами и вином, которые им присылали из Франции, угощали шоколадом, умело ухаживали, целовали руку, всегда улыбались и при дамах не выражались.

21 января 1945 года ее самолет с задания не вернулся. Под Кенигсбергом, уже, когда они снизились почти до земли, в них попал снаряд. Пилот погиб, а сидевшую сзади Майю взрывом выбросило из пикирующего самолета, она упала в снежный сугроб, получив черепно-мозговую травму и сильнейшую контузию. Несколько месяцев ничего не видела и не слышала. Сначала ее отправили в литовский город Шауляй, а потом в военный госпиталь Новосибирска. Но как это происходило, Майя Марковна не помнит.

Пришла в себя уже она после Дня победы. Начала понемногу выздоравливать, только разговаривать пришлось учиться заново. Помогло увлечение пением. Майя тянула слова нараспев, а потом вспомнила арию из "Пиковой дамы": "Ах, утомилась душа моя, ночью и днем только о нем..." Восстановление памяти и речи пошло быстрее.

Домой отпустили только в октябре 1945 года, назначив группу инвалидности.

После Победы

Последствия тяжелой контузии проявлялись в приступах эпилепсии. Потом добавились другие хронические заболевания. Майе Марковне приходилось регулярно ездить на лечение в Москву. В конце семидесятых годов она неожиданно увидела вывеску "Штаб 2-й воздушной армии". Сердце заколотилось, зашла, а там командующий Красовский, уже маршал. Майя назвала свою фамилию, тот глянул в списки: "Так вы же погибли!" - "Как видите, жива". Обрадованный маршал тут же выписал Петуховой удостоверение "Ветеран 2-й воздушной армии 1941-1945 гг." с личной подписью. Оно у нее до сих пор как новенькое.

Вернулась на родной "Трансмаш", работала бы там, но стеснялась приступов эпилепсии, которые тогда случались часто. Перешла на радиозавод технологом. Заочно окончила Московский текстильный институт по специальности инженер-механик. До 1969 года работала на кафедре материаловедения в политехническом институте. Оттуда ушла на аппаратурно-механический завод.

Замуж вышла за Ивана Петухова, с которым была знакома со времен эвакуации в Сарепту. Вырастили с ним двух дочерей. Для укрепления здоровья врачи давно советовали сменить климат.

Когда в середине семидесятых годов умер отец и оставил домик в Симферополе, решили с мужем туда переехать.

Когда осталась одна, вернулась в Барнаул к дочерям. Сегодня она живет в доме на Ленинском проспекте, напротив администрации Алтайского края.

Уважаемые жители Барнаула!

Вы можете стать стать соавторами народной истории родного города и направить на официальный сайт Барнаула www.barnaul.org (т.393341, электронный адрес пресс-центра администрации г.Барнаула pressa2@barnaul-adm.ru; почтовый адрес г. Барнаул, 656056, просп.Ленина, 18, каб.1) легенды об исторических событиях, людях, которые оставили заметный след в памяти потомков, и тех, имена которых сохранились только в отдельных рассказах. Расскажите известные вам истории о местах, зданиях и сооружениях Барнаула, связанных с легендами.

С опубликованными на сайте легендами можно ознакомиться здесь.