Сообщить об ошибке
4 декабря 2016

Глава администрации Барнаула Игорь Савинцев: «Время требует быстрых решений»

22 августа 2012 10:50
Глава администрации Барнаула рассказал в интервью ИА «ПолитСибРу-Новости», что его раздражает, когда подчиненные не оперативно реагируют на проблемы
 
Не пожалел, что стал строителем
— Игорь Григорьевич, вы долго занимались хозяйственной деятельностью, работали во власти, затем в бизнесе и вновь вернулись во власть. А какие планы на жизнь у вас были в молодости и насколько они состоялись?
— Когда я учился в школе, то какой-то особой профориентации у нас не было. Зачастую выбор делался случайно. Мы с приятелем после школы поехали поступать в НЭТИ - Новосибирский электротехнический институт на самолетостроение. Тогда это было престижно. В приемной комиссии нам сразу сказали: ребята, если вы не мастера спорта, не имеете опыта работы в профессии, поступить вам будет очень трудно. Так оно и оказалось, по баллам мы не прошли. Нам предложили идти на недавно открытый факультет, связанный с космосом, но мы отказались. Когда вернулись вы Барнаул, прием документов в институты уже закончился, и меня осенью призвали в армию.
Служил в гаубичной батарее пехотного полка в Группе советских войск в Германии. Многие считают, что армия — потерянное время. Я же убежден, что любому молодому человеку надо пройти эту школу. Служба было интересной, из 46 человек в батарее 23 — были земляками из Алтайского края. После армии долго поддерживали друг с другом отношения.
Когда вернулся домой, старший брат оканчивал политехнический институт как строитель, и я пошел по его стопам. Правда он учился на ПГС - промышленном и гражданском строительстве, а я поступил на ПСК - производство строительных конструкций. Но, окончив политех, стал работать не по специальности на КЖБИ или ДСК, а в городском ремонтно-строительном тресте, который занимался капитальным ремонтом и реконструкцией жилья, школ, детских садов, больниц.
Капитальный ремонт жилого дома продолжался иногда год и больше. И была своя специфика. Когда человек жил в доме и его на определенный период переселяли в маневренный фонд для того, чтобы он вернулся в отремонтированную квартиру, у него были совершенно другие требования к качеству по сравнению с теми требованиями, которые люди предъявляли к новому жилью. И нам зачастую приходилось значительно труднее, чем чистым строителям. Там объект сдал, заехали новые жильцы, которые счастливы, что они получили квартиры. А у нас человек приходил в свое жилье и требовал, чтобы оно стало лучше, чем было до ремонта.
— А по поводу авиации-то никогда не сожалели?
— Наверное, если бы поступил в НЭТИ, это была бы ошибка. Я ведь пошел туда просто из солидарности. Мой приятель действительно любил авиацию, а я поехал за компанию.
Никогда не жалел, что стал строителем. В советское время у нас всегда были деньги, но не хватало строительных материалов. И нам приходилось решать, как выходить из этой ситуации. Объединение «Алтайремстрой», в которое входил трест, занималось разными, как сейчас говорят, инновациями. Мы строили для себя цеха по выпуску столярных изделий, были подразделения, которые готовили растворы, краски. В Тальменке построили карбидный завод — карбид всегда был дефицитом, а на любой стройке и ремонте он востребован. В Бийске выпускали алюминиевые вентили. Даже электроды для электросварки стали производить сами.
 
Не надо штукатурить верхонкой
— То есть, когда вы сегодня приходите на какой-то строительный объект, вы совершенно профессионально оцениваете, что там делается?
— Недавно был на ремонте бывшего общежития на улице 40 лет Октября. К общежитиям всегда относились безобразно. Допустим, у человека появилась возможность сделать душ или ванну. Он делает, но не понимает, что нужна определенная подготовка — серьезная гидроизоляция, чтобы не было промокания. Было уже несколько случаев, что из-за этого вываливались стены. Тоже произошло и на 40 лет Октября. Кладку восстановили, сделали распорки, мне доложили, что подъезд отремонтирован.
Поехал смотреть. Захожу и вижу, что у оконного проема неровные грани, трубы заляпаны раствором. Подозвал руководителя и говорю ему: «В свое время у нас было выражение: не надо штукатурить верхонкой — для этого есть инструмент. Можете меня убеждать, что у вас еще не все доделано, но я же вижу, что уже сделана побелка. Имейте в виду, мы такое качество не примем и работы не оплатим, пока не будет переделано».
 
Варианты решения транспортной проблемы есть. Нужны деньги
— Есть целый ряд проектов, которые так и не реализованы. В частности, Обской бульвар и автомобильный тоннель под железнодорожным вокзалом, чтобы соединить центр города со спальными районами. Как вы считаете, у них есть будущее?
— Я уверен, что придет время, когда в Барнауле появится Обской бульвар. Чтобы начать освоение застроенной территории между Комсомольским проспектом и берегом Оби нужно не так уж и много. Главное, чего не хватает этой площадке, — это источник теплоснабжения и канализационный коллектор. Когда две эти проблемы будут решены, инвестор придет. А если он вместе с проблемой расселения будет еще заниматься инфраструктурой, новое жилье станет очень дорогим.
Самое узкое место там — тепло. Очень сложно с коридорами, по которым должна пройти теплотрасса — территория застроена промышленными предприятиями. В принципе, можно рассматривать вариант строительства локальной газовой котельной. С канализацией проще — нужно увеличить диаметр имеющегося коллектора.
Идею автомобильного тоннеля еще в 1980-е годы вынашивал Владимир Сергеевич Германенко, работая начальником краевого управления жилищно-коммунального хозяйства. Но такой тоннель — очень серьезное и очень дорогое сооружение. Не думаю, что этот проект возможен даже в ближайшие десятилетия.
Но согласно Генплану, есть альтернативный проект — выход из центра города через улицу Мамонтова вдоль Барнаулки на Лесной тракт и на Власихинскую. Власихинская уже сегодня начинает расширяться до перекрестка с улицей Попова. Дальше надо пройти от Попова до пивзавода и выйти к бывшей базе «Роскультторга», сделать нормальную четерырехполосную дорогу. В этом случае появится альтернатива Павловскому тракту. С учетом того, что уже сделано, нужно пару миллиардов рублей. Это реальные деньги.
Второй проект — перенести трамвайные пути с проспекта Ленина на проспект Калинина, освободить мост через выемку и Ленинский до Северо-Западной. Мост для переноса путей уже есть. Нужны деньги.
Если мы все это в ближайшие три-четыре года сделаем, на определенную перспективу транспортная проблема будет решена.
Кроме того, президент дал поручение Минтрансу проработать вопрос строительства объездной дороги, которая свяжет Новосибирский тракт, Змеиногорский тракт и Павловский тракт с выходом через Научный городок. Эта дорога даст возможность пустить весь транзитный транспорт мимо Барнаула, и это будет большой прорыв.
 
Это уже не торговля, а времяпровождение
— Недавно «Мария-Ра» купила Барнаульский аппаратурно-механический завод. Вы знаете, что там планируется сделать?
— В ближайшее время мы встретимся с Александром Федоровичем Ракшиным и обсудим перспективы этой площадки. Для города это небезразлично. Если там планируется открыть очередной торговый центр, то, как я понимаю, из более чем половины территории нужно сделать парковки. В противном случае движение по проспекту Строителей будет парализовано. Этого никто не позволит, и таких проектов никто не согласует. И конечно меня интересует, чтобы и производство, и рабочие места были сохранены.
— Как вы относитесь к той потребительской гонке, которая ведется в последние годы?
— Сегодня это уже не торговля, а своего рода времяпровождение. Уже сложно понять, что там первично: либо люди идут в кафе, в кино и попутно по магазинам, либо — наоборот. Главное, чтобы эти торговые комплексы были востребованы и давали рабочие места, чтобы люди могли зарабатывать и содержать семьи. Когда торговых комплексов станет чересчур много, они начнут сами себя изживать, и собственники будут думать, как их перепрофилировать.
Но самая главная задача сегодня — не потерять промышленный сектор, потому что основу экономики любого города составляет промышленность.
 
Не надо ломать историю
— Периодически звучат высказывания о том, что надо вернуть исторические названия улицам, носящим имена революционеров, переименованным в советское время. В Барнауле таких улиц много. Как вы относитесь к этим призывам?
— Я считаю, что сегодняшние названия улиц — это уже тоже история. Зачем ее ломать? Был Московский проспект, уже много десятилетий это проспект Ленина. Даже не как глава администрации, а как житель Барнаула, я не вижу смысла менять его название. Мы всегда его знали как Ленинский проспект. И если его переименовать, еще очень долго люди будут называть так, как они привыкли. Сегодня обсуждаются идеи переименовать площадь Октября в Театральную. Поверьте, что в администрации эта идея никогда не звучала.
— Один из сотрудников городской администрации рассказывал мне, что недавно вы обошли окрестности бывшего сереброплавильного завода, в том числе парк Центрального района, по которому проходила первая барнаульская улица, и, якобы, приняли какое-то важное решение о развитии этой территории.
— Ходил я вот по какой причине. Если сегодня мы в определенной степени начинаем связывать Барнаул с развитием туризма, мы должны понимать, как привлечь туриста. Мы не Санкт-Петербург, не Москва, у нас нет такого количества исторических памятников, музеев, которыми можно было бы заинтересовать приезжих. В Барнауле туристы, едущие в горы, могут задержаться на один-два дня. Но чтобы они задержались, им нужно что-то показывать.
С чего начинался Барнаул? С того завода, о котором вы сказали. Я решил посмотреть, можно ли восстановить те исторические постройки, которые там остались. Нужны серьезные деньги. Можно было бы попробовать вписаться с этим проектом в федеральную программу, но, к сожалению, это частная собственность без каких-либо обременений. Инвестором может быть только собственник.
Демидовский фонд предложил мне рассмотреть идею создания в Барнауле памятника Акинфию Демидову. Город возник благодаря этому человеку, но ни памятника ему, ни его бюста у нас нет. Где бы его можно было поставить? Наверное, там, где город начинался. Парк как раз это самое место.
Губернатор говорит мне: нужно что-то делать с трамвайными путями на улице Ползунова: вибрация очень плохо влияет на орган в филармонии. Сегодня есть технологии, при помощи которых можно уменьшить вибрацию. Есть идея сделать там пешеходную зону, «барнаульский Арбат». Но все это упирается в одну проблему — финансы.
 
Обсуждаем — говори. Приняли решение — выполняй
— Как бы вы охарактеризовали свой стиль руководства?
— Вроде бы я должен все время сомневаться и что-то взвешивать, потому что по знаку зодиака — Весы (смеется). Но на этой работе зачастую решения нужно принимать очень быстро. Поэтому меня порой раздражает, если кто-то реагирует на возникающие проблемы не так оперативно, как бы мне хотелось. Для меня главное, чтобы человек, где бы он ни находился, ответственно относился к своему делу. Сам я, какие бы сложные ситуации ни возникали, хожу на работу с удовольствием и пока не мыслю без нее жизни. Воскресенье для меня тяжелый день, хотя я принял твердое решение: что бы ни было, в воскресенье я на работу не хожу, иначе следующая неделя не будет плодотворной. Однако всегда есть чрезвычайные ситуации, требующие моего присутствия на объекте. А так в этот день я пешком прохожу какую-то часть города. Полезно вблизи посмотреть на проблемы.
— Как вы относитесь к оппонентам?
— Абсолютно нормально. Я считаю так, ты считаешь по-другому — это абсолютно нормально. Но когда человек отстаивает заведомую неправду, это меня, конечно, раздражает. Иногда читаешь какую-нибудь публикацию и думаешь: ну, для чего ты это сочинил. Но я понимаю, если он напишет по-другому, он никому не будет нужен, и его никто не будет читать.
— А если подчиненные считают не так, как вы?
— У нас нет такого — как я сказал, так и будет, хотя спрашивать приходится. Мое дело — объединить людей, скоординировать их действия, чтобы принять правильное решение. До момента принятия решения говори все, что хочешь, спорь, убеждай меня. Но если мы решение приняли, извини.
— А чем вы занимаете единственный свободный от работы день?
— В основном я провожу его дома. У меня семья, жена, внучка. Но во внучке столько энергии, что меня хватает только на час или на два. Не буду оригинален: я немного охотник, немного рыбак. Раз в год обязательно перечитываю две книги — «Петр первый» Алексея Толстого и «Похождения бравого солдата Швейка» Ярослава Гашека, они мне помогают снять напряжение.
 

Текст: Дмитрий Негреев