Сообщить об ошибке
5 декабря 2016

«Легенды нашего города». На конвертах писали: "Барнаул, великой пианистке Лотар-Шевченко"

03 июля 2009 08:30

Страна узнала о Вере Лотар-Шевченко, живущей в то время в нашем городе, в 1965г., после выхода в газете «Комсомольская правда» очерка Симона Соловейчика «Пианистка». Корреспондент Симон Соловейчик случайно попал в Барнаул, из-за нелетной погоды задержался еще на один вечер и, прогуливаясь, случайно увидел рукописное объявление о том, что некая Вера Лотар-Шевченко исполняет 32 сонаты Людвига ван Бетховена. Ему стало любопытно — и он зашел. Но как только заиграл рояль, весь скепсис по поводу происходящего исчез сам по себе. Не осталось ни плохо сколоченного пола, ни холода, из-за которого журналист не решился снимать пальто… Только музыка.

По возвращении в Москву Соловейчик написал историю о французской пианистке, которая пережила сталинские лагеря, потеряла любимого (он был расстрелян), но даже в сибирской глуши осталась пианисткой с заглавной буквы. После публикации этого материала о Вере Лотар-Шевченко заговорили, разрешили возобновить концертную деятельность и переехать в Новосибирск. Она поселилась в Академгородке, стала солисткой Новосибирской филармонии — и впоследствии ушла из жизни так же тихо и красиво, как и жила. На ее надгробии написаны любимые слова: «Жизнь, в которой есть Бах, благословенна…»

А до этого была страшная и трагическая судьба. Начиналось все тихо и безоблачно. Будущая пианистка родилась в Турине в 1901 году, в семье преподавателей высшей школы. Музыкой стала заниматься с детства. Подавала большие надежды: уже в двенадцать лет играла с оркестром Артура Тосканини. В Париже она училась у Альфреда Корто и навсегда разделила привязанность своего педагога к произведениям Шопена и Дебюсси. Стажировалась в Венской музыкальной академии. Это прославленное учебное заведение оставило в ее репертуаре Баха, Моцарта, Бетховена, с музыкой которых она впоследствии не расставалась, а портрет Бетховена всегда соседствовал с ее домашним инструментом.
В Париже Вера Лотар вышла замуж за сотрудника советского торгпредства Владимира Шевченко и в 1937 году приехала с ним в СССР. Встретили ее, в полном соответствии с репутацией этого страшного в истории страны года, весьма неприветливо. Только заступничество известной советской пианистки Марии Вениаминовны Юдиной позволило Вере Лотар-Шевченко получить соответствующую исполнительскую категорию и начать работу в качестве солистки Ленинградской государственной филармонии.
Недолгое благополучие завершилось трагически: сначала арестовали мужа, а затем и ее. Более тринадцати лет Вера Лотар-Шевченко провела в сталинских лагерях – не виновная ни в чем, она отбывала назначенный ей срок в Сахалинлаге и Севураллаге. Все эти долгие годы единственным ее инструментом была вырезанная на нарах кухонным ножом фортепианная клавиатура, и в редкие свободные минуты она «играла» на этом безмолвном инструменте. Заключенные, наблюдавшие за этими необычными концертами, были потрясены ее преданностью музыке и уверяли, что понимали и даже слышали то, что она пыталась извлечь своими искореженными тяжелой физической работой пальцами из самого необычного музыкального инструмента ХХ века.

После освобождения пианистка Вера Лотар-Шевченко работала концертмейстером в музыкальном театре города Нижний Тагил, где осуществлял свои первые постановочные замыслы будущий знаменитый кинорежиссер Владимир Мотыль.

Затем она несколько лет жила в Барнауле, который стал поистине счастливым для нее: работа в филармонии, концерты, выступления по телевидению. А самое счастливое ее время - по многу часов быть одной за роялем, играя любимых Шопена, Листа, Дебюсси, Бетховена.

Перебравшись по приглашению Алтайской краевой филармонии в Барнаул, Вера Августовна обычно выступала в доме политпросвещения, там был хороший рояль. Местное начальство относилось к француженке с подозрением и старалось поскромнее афишировать ее концерты. Зал часто оставался полупустым.

Все изменилось после очерка "Пианистка", появившегося под новый 1966 год. На ее выступление 8 января уже невозможно было достать билета. Газета "Молодежь Алтая" писала в эти дни: "За пятьсот метров на Ленинском проспекте встречали нас молодые люди и спрашивали настойчиво: "Вы на концерт? Лишнего билетика нет?.." А в это время в зале многим просто не хватало мест. Стулья унесли даже из-за
кулис..."
Вскоре после выхода очерка С.Соловейчика письма - восторженные и сочувственные, ласковые и пригласительные - затопили редакцию, автора и героиню. В Советском Союзе она стала так же знаменита, как Ван Клиберн или Поль Робсон. Но они-то были хоть и любимыми, но все-таки иностранными гостями. А Вера Лотар-Шевченко была родной...

В середине семидесятых годов прошлого века по приглашению основателя Сибирского отделения АН СССР академика Михаила Лаврентьева переехала в знаменитый Академгородок под Новосибирском, где стала солисткой Новосибирской государственной филармонии. Она прожила в Академгородке шестнадцать счастливых лет, вела активную гастрольную деятельность, играла в Москве и Ленинграде, Новосибирске, Одессе, Омске, Свердловске. В концертных программах того времени преобладали любимые ею имена: Бах, Бетховен, Шопен, Дебюсси. Подлинным триумфом пианистки стало исполнение всех сонат Бетховена и пятого концерта композитора с оркестром Новосибирской филармонии под управлением дирижера Василия Синайского.
Вера Лотар-Шевченко не раз получала возможность возвратиться во Францию – и всегда отказывалась. Она объясняла свой выбор так: «Это было бы предательством памяти русских женщин, помогавших мне выжить в адских условиях заключения».

В разговоре с Симоном Соловейчиком Вера Августовна так объяснила нежелание вернуться в Париж: “В жизни никогда нельзя возвращаться назад”. И это было сказано ещё в Барнауле, когда она выступала в полупустых холодных клубах провинциальных городов, часто не встречая понимания, жила в крошечной квартирке, где измученные нескончаемыми мощными аккордами соседи постоянно стучали в стену, прося хотя бы немного тишины. Она очень страдала от холода долгих снежных зим.
Вера Августовна Лотар-Шевченко похоронена на Южном кладбище Академгородка. На могильной плите высечены ее слова: « Жизнь, в которой есть Бах, благословенна».

Уважаемые жители Барнаула!

Вы можете стать стать соавторами народной истории родного города и направить на официальный сайт Барнаула www.barnaul.org (т.393341, электронный адрес пресс-центра администрации г.Барнаула pressa2@barnaul-adm.ru; почтовый адрес г. Барнаул, 656056, просп.Ленина, 18, каб.1) легенды об исторических событиях, людях, которые оставили заметный след в памяти потомков, и тех, имена которых сохранились только в отдельных рассказах. Расскажите известные вам истории о местах, зданиях и сооружениях Барнаула, связанных с легендами.

С опубликованными на сайте легендами можно ознакомиться здесь.