-
a/A
+

Официальный сайт городаБарнаула. Тестовая версия

Прием обращений
Версия для слабовидящих

Легенды города

Городские легенды – неизменная часть современного эпоса. Разными байками славится любой город, и Барнаул за свою многолетнюю историю накопил немало таких легенд...

Хрущевский тракт
Более полувека назад, в ночь на 1 марта 1954 года, на Барнаульский вокзал прибыл первый в стране эшелон с целинниками. Но прежде чем он тронулся из Москвы, посланцев столицы и Московской области принимали в Кремле, где первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев сказал: "Вы едете в замечательные районы страны. Там много очень хороших людей, знающих свой край, любящих его, знающих, как надо вести сельское хозяйство. Надо работать рука об руку с ними, учиться у них, советоваться с ними".

А уже в июле решил Хрущев лично проверить, как у целинников на Алтае идут дела, заодно заглянуть к Георгию Наливайко, недавно назначенному директором Алтайского НИИ сельского хозяйства.

Для встречи высокого гостя от Павловского тракта через будущую Сулиму в Научный городок практически среди степи, было уложено около 4 километров асфальта. Причем сделано это было в такие рекордно короткие сроки, что известные мастера научной фантастики просто отдыхают.

По дороге Никита Сергеевич смотрел по сторонам и все больше мрачнел: столько полей вокруг, а кукуруза на них не растет. Что там находилось под колесами персональной машины, хозяина страны не интересовало: мало ли в Советской Родине асфальта..

Потом была встреча с партийным аппаратом края и города, на которой настоятельно подчеркивались преимущества выращивания кукурузы, а люди на улице Садовая третий час ждали под палящим солнцем высокопоставленного гостя.

В школу, где Никита Сергеевич выступал перед передовиками производства и партийным активом, простой люд не пустили, но Хрущев, на минуту раздвинув плотные ряды охраны, все же обратился к народу: «Сейте больше кукурузы, товарищи!» После визита в Барнаул, Хрущев выехал в южные районы края. На Алейской железнодорожной станции пересел в спецпоезд и днем 20 июля прибыл в Рубцовск, где делегация погрузилась на три самолета и вылетела в Алма-Ату.

Кукурузой наш край не прославился ни тогда, ни позже, но коммунальщики до сих пор при вскрытии теплотрасс под полуметровой толщей земли находят остатки Хрущевского тракта.

Валерий Сохарев.

«Алтайские коммунальные системы»
Больше информации
Дунькина роща
Наиболее часто название рощи связывают с некоей Евдокией, которая там попрощалась с жизнью. Называют даже время, когда произошел этот трагический случай - 1904 год. По одной из версий жительница Барнаула покончила с собой из-за несчастной любви, по другой, не вынеся позора после надругательства над своей честью.

Говорят, что барнаульцы после этого стали видеть призрак девушки – вот и прозвали рощу Дунькиной. В 1990-ые годы эссе на эту тему алтайского писателя Владислава Козодоева «Мы из легенды, или Жуткая тайна барнаульского топонима» получило широкое распространение на Западе, по нему даже был снят телесериал «Рука ЧК».

Александр Родионов предлагает еще одну версию, которая имеет под собой более прозаичную основу. Она более оптимистична, и хотя в ней также говорится о любви, но уже совсем без душераздирающего финала. Итак, по порядку.

В начале 20 века Дунькина роща занимала территорию от нынешнего медицинского университета до горбольницы №1, библиотека им.Шишкова находится на самом краю бесследно исчезнувшего лесного массива (по другой версии роща занимала значительно большую территорию – редакция сайта). Это было несколько десятин добротного реликтового соснового леса, росшего на песчаных дюнах с незапамятных времен. Рядом с медуниверситетом находится нынешний БЮИ, в начале прошлого века здесь располагались казармы Барнаульского пехотного полка. Народ служивый хоть и присягал на верность Богу, царю и Отечеству, однако отказываться от мирских удовольствий несмотря на строгие уставы и запреты отцов-командиров вовсе не собирался и при всяком удобном случае шастал в самоволку. Самоволки в армии были, есть и будут, никакие заборы и запоры не удержат молодой организм, бунтующий от гормонов. Поэтому самоволки в местном гарнизоне тоже были не редкость. И когда спрашивали, где находится рядовой Иванов или унтер Петров нередко отвечали: «В рощу дунул, к Дуньке». Вот из этого «дунул к Дуньке» и родилась «Дунькина роща», при том, что «Дунька» – имя нарицательное, ведь у каждого самовольщика была своя Нюра, Маша, Глаша, но всех их объединил некий обобщенный женский образ по имени Дуня. А где еще встретиться солдату, как не в роще, других-то квартир-гостиниц для него никто не припас. Уже в 70-ые годы, когда на месте бывшего военного городка стояло Барнаульское летное училище, можно было наблюдать, как к кованому забору с одной стороны подтягивались молодые парни в армейской форме, а с другой – девушки. Понятное дело, любовь «через забор» - это тебе не свидание в лесной чаще, а что ж делать, если на месте бывшей Дунькиной рощи стоят корпуса двух университетов, а от самой рощи остались только красивые городские легенды.
Больше информации
Голубая дама
В здании, где ныне находится городская администрация, жил начальник Колывано-Вознесенского горного округа. Овдовев, он женился на прелестной девушке. Как-то на балу жена генерала много танцевала с приезжим горным инженером. Не успела отгреметь бальная музыка, как генерал взял жену под руку и повел в подземелье своего дома, где приказал замуровать свою молодую супругу. Некоторые барнаульцы до сих пор верят, что призрак Голубой дамы появляется на улицах города, и при этом она обязательно играет на музыкальном инструменте и поет. Но не все знают, что у этой легенды есть три варианта. Старожил города историк-краевед Людмила Остертаг поведала еще о двух легендах, связанных с Голубой дамой. Она тогда училась в девятом классе, и одноклассницы как-то принесли легенду о призраке, бродящем в Доме Советской Армии, где ныне находится городская администрация. Они рассказывали, будто в начале XIX века останавливался у градоначальника знатный гость, приезжал поохотиться. И услышал он в доме удивительную мелодию, но, как выяснилось, у хозяина вообще не было музыкальных инструментов. Загоревшись этой загадочной историей, дочь градоначальника решила вызвать дух дамы при помощи блюдца, популярной забавы в то время. И вдруг ей явилась неприкаянная душа дамы в голубом платье с просьбой похоронить тело, которое преступники закопали под колодой в саду. Кстати, Людмила Михайловна отметила, что тогда перекопали весь сад, но никакого тела не нашли.
В третьей легенде о Голубой даме главным героем значится сын градоначальника. Мальчишка с другом решили испытать себя на храбрость. Как? Идти на кладбище банально. А, по словам Людмилы Михайловны, о доме градоначальника уже тогда легенды ходили, будто бы в подвале простилась с жизнью революционерка, которую туда посадили. Так вот, мальчишки не придумали ничего лучше, как организовать в подвале некий спиритический сеанс со свечами, зеркалами. В самом разгаре магического мероприятия, когда страх уже достиг пика, они услышали стук каблучков по железной лестнице, и очень испугались. Потом дворецкий, насмехаясь над ними, поведал, что это матушка вернулась неожиданно с бала.
Но Людмила Михайловна считает, что эти легенды не имеют под собой реалистичной основы.
- Время действия этих историй ориентировочно приходится на 20-30-е годы XIX века. Но тогда это здание и должность начальника округа занимал очень уважаемый человек - горный инженер Пётр Кoзьмич Фролов (тот самый, о честности и принципиальности которого в Барнауле говорили: "Не боюсь ни огня, ни меча, а боюсь Фрола Кoзьмича...") . Трудно представить, чтобы он мог совершить такое чудовищное преступление, - уверена Людмила Остертаг.
Больше информации
Великий пожар
2 мая 1917г. 20 тыс. барнаульцев из 56 тыс. остались без крова. По одной версии, причина этого страшного пожара была достаточно банальна. Возгорание произошло во дворе одного из домов предположительно по улице Бийской (ул.Никитина). Хозяин, несмотря на то, что дул очень сильный ветер, решил проконопатить лодку и на открытом костре разогревал смолу, по легенде есть даже такое предположение, что это был сам начальник пожарной части. По другой версии, у кого-то загорелась баня, а по третьей - пожар начался утром одновременно в разных частях Барнаула. Город полыхал весь день и всю ночь. Народ в ужасе бежал к реке, пытаясь спастись на баржах, но и тут ждала гибель. Сходни рухнули под тяжестью толпы и похоронили под собой немало людей.
В фонде краеведческого музея сохранились в письменном виде воспоминания очевидца пожара Василия Николаевича Власова, он с родителями жил в Барнауле с 1908 по 1924 год. Впечатления о пожаре остались у него на всю жизнь.
«Спасались, сидя в реке»
«Пожар распространялся очень быстро, - пишет он, - ветер перекинул огонь на соседние постройки, образовался огромный костер, с которым запоздавшие пожарные справиться не могли. Затем произошло необъяснимое – огромная площадь с домами оказалась в огненном кольце. Многим удалось вырваться из этого огненного окружения и добежать до реки, но немощные старики, женщины и дети метались в огне, в отчаянии забирались в погреба. Вместе с людьми погибал скот, птица, все живое. Как огромная площадь ужасов выглядело пожарище на следующий день: ни одного уцелевшего строения, от деревянных домов остались скелеты печей и дымовых труб, возле тлеющих углей лежали обгоревшие трупы людей и животных. По улицам ездила большая военная колымага, в которую солдаты загружали погибших. Мы, мальчишки, старались помочь взрослым как могли. По улицам бродили мужчины, женщины, дети, разыскивая своих погибших родных. То, что я увидел в этот день, потрясло меня. Я долго не мог освободиться от того жуткого зрелища. Причитающая женщина, заломив руки, шла по улице, останавливаясь у каждого трупа; крик девочки: «Мамка, мамка, где ты?»… К ней подходит другая женщина, обнимает, гладит по головке, а девочка плачет, закрыв лицо руками, и слезки одна за другой бегут между детскими пальчиками. У другого обгоревшего тела на коленях стоит мужчина: «Прости меня, Дарьюшка, что не уберег тебя с Настенькой… Видит Бог, я считал, что добежишь с дочкой до реки…» Когда к ним подъехала телега, мы увидели, что погибшая женщина накрывала собой маленького ребенка. «А как ты узнал, что это она?» – спросил солдат у мужчины.
– По цепочке и крестику, не трогайте их, я сам похороню по всем правилам. На могилку ходить буду, прощения просить.
По улицам порывы ветра несли облака пепла, золы и запах сгоревшего мяса».
Зэки-поджигатели?
Такими страшными стали эти майские дни в истории нашего города.
По неофициальным данным, в тот день погибли сотни людей. Огонь уничтожил 60 кварталов самой благоустроенной части Барнаула. Сгорели: городская управа, окружной суд, отделы уездной и городской милиции, библиотека, мельница, лесопильный завод, шубное и пимокатное производство, телефонная, электрическая и водонапорная станции, 13 учебных заведений, пять гостиниц, кинотеатры, приюты для детей, ночлежки и пожарная часть. Без жилья остались около 20 тысяч человек, в то время как население Барнаула составляло 56 тысяч. Погорельцы еще много лет потом ютились в бараках и землянках. Помогали барнаульцам всем миром. Из Томска прибыл санитарный отряд, из Новосибирска - поезд с продовольствием и медикаментами. Госбанк выделил 970 тыс. руб., а Всероссийский Союз городов – 300 тыс. руб. Совет рабочих и солдатских депутатов, представляющий в 1917 году власть в Барнауле, создавал пункты по раздаче пострадавшим пищи и 300 рублей. Причины пожара выясняла особая комиссия, созданная окружным судом. По подозрению в поджогах и мародерстве было арестовано более ста человек.
«Гибель Барнаула» - это только один из заголовков в газете «Искра», которыми пестрела тогда российская пресса, описывая трагедию.
Официальная причина пожара так и не была названа. По воспоминаниям Василия Власова, барнаульцы еще долго не могли опомниться от пожара.
Среди горожан ходила молва, что поджог устроили «варнаки» - особо опасные преступники, сбежавшие из тюрьмы.
Застраивался город медленно, почти двадцать лет – революция, гражданская война не способствовали быстрой ликвидации последствий. В первую очередь уже в конце мая начали восстанавливать городскую управу, электрическую подстанцию, окружной суд, библиотеку и ночлежку. Из кирпичных строений на Московском проспекте смогли уберечь от огня только здание магазина «Красный». Его хозяин Иван Поляков приказал рабочим мочить в воде войлок и обкладывать им стены, а от знаменитого «Пассажа» купца Смирнова, самого крупного в то время торгового центра, остались одни развалины. Сгорели многие памятники архитектуры XVIII-XIX веков и многие строения деревянного зодчества – 730 старинных усадеб.

Татьяна Кузнецова,

корреспондент газеты "Вечерний Барнаул"
Больше информации
13 песен Вертинского
Новость о том, что в Барнауле дает свой концерт сам Александр Вертинский, для тогдашних жителей города было то же самое, если бы мы сейчас узнали, что к нам едет оптом из Москвы все «Евровидение». О свободных билетах не могло быть и речи. Мы, молодые артисты театра Драмы, на правах хозяев билетов не брали, правда, и на место в зале также не претендовали – пустили и ладно. До этого я никогда вживую Вертинского не видел и не слышал. Откуда – он всю жизнь по заграницам, я сызмальства здесь, как говорится, парень из предместья. На его репетицию мы пробрались так, чтобы он нас не видел – зажались где-то в уголке оркестровой ямы и ни гу-гу. Вертинский вышел на сцену чуть сутулясь, в теплой фуфайке, но во фрачных брюках. Осветители долго не могли выставить свет. В конце концов это надоело маэстро и он с нотками раздражения произнес: «Куда ты светишь? Ты мне не на ... свети, а на лицо. Ясно?» Куда уж яснее! Исполнитель самых «жестоких» романсов, великий Вертинский и вдруг, вот так, коротко, по-мужски. Да–с, характер, однако, не зря в эмиграции 20 лет прожил. На другой день был концерт. Это был единственный концерт на всем пути следования знаменитого певца из эмиграции в Советский Союз, из далекого Китая в неблизкую и для нас столицу. Во фраке, белой манишке, бабочке, с издрядной лысиной, он спокойно, как бы не торопясь вышел на сцену, поклонился, дал знак пианисту и стал петь. Слегка грассируя спел первую песню – в зале мертвая тишина, вторую – тихо, третью, четвертую - тишина, после пятой раздались редкие хлопки, после шестой зал будто бы пришел в себя от изумления от увиденного и услышанного. Взрыв аплодисментов. Браво! Бис! Так встречают триумфаторов. Вертинский спел ровно 13 песен и замолчал.

Публика буквально ревет, требуя еще, еще и еще. И тогда певец подошел к самому краешку сцены, поклонился и сказал: «Не мо-гу». Повернулся и ушел. Я слышал это своими ушами – сидел-то почти рядом. Почему же все-таки 13 песен? И почему «Не могу». Потому что ЛИТО (отдел цензуры МГБ) определил ему не только какие именно песни петь, но и их количество. Естественно, возвращаясь из эмиграции, даже такой независимый и знаменитый певец, как Вертинский, ослушаться всесильного ведомства не мог. Было это в конце войны, но для Советского Союза Вертинский начался в Барнауле.
Больше информации
Роща Татьяны Тарасовой
Стройные красавцы тополя, обрамляющие сегодня периметр стадиона «Лабиринт», в середине семидесятых годов высажены «мамой» всех знаменитых российских фигуристов тренерам Татьяной Тарасовой.
Об этом нам сообщила читательница «Вечёрки» Софья Кудимова. Впрочем, звучали ее слова как предположение, и Софья Никитична спросила: «Нельзя ли
узнать поточнее, так ли это на самом деле?». По ее просьбе мы связались с Валентиной Марковой, тридцать лет отработавшей в учебно-спортивном отделе краевого спорткомитета. Она занималась гимнастикой на уровне кандидата в мастера спорта, выступала на соревнованиях союзного уровня, курировала направления плавания, гимнастики и, конечно же, невероятно популярного фигурного катания. Тогда, в семидесятые годы прошлого века, из многих видов спорта коньки были, простите за каламбур, коньком Барнаула. Ежегодно по окончании турнирного сезона прославленные фигуристы и их тренеры приезжали в наш город. Организовали показательные выступления, посещали предприятия, отдыхали. Заботой Валентины Петровны было комфортное пребывание спортсменов в нашем городе - размещение, питание и досуг. Конечно, все было не так просто, все-таки спортивная гордость Страны Советов. Смету на размещение присылала Москва, жили фигуристы в гостинице «Центральная». Кормили спортивную гордость страны в банкетном зале ресторана гостиницы строго по меню, составленному спортивным диетологом команды. Не сказать, что диета фигуристов была слишком строгой, – сезон турниров был уже позади, и фигуристы могли немного расслабиться. Кстати, Дворцом спорта могли тогда похвастать лишь семь городов СССР - столько подобных проектов отстроили в Союзе. Уровень сооружения и сейчас-то вполне солидный, а тогда он был верхом совершенства, и у нас проводились соревнования союзного и международного уровней. Время приезда спортсменов выпадало на канун Первомая, когда горожане выходили на массовые субботники. Ленинский район еще только строился, жители Черёмушек наверняка помнят долгострой - коробку будущего кинотеатра «Кристалл». Сегодня на этом месте вырос старообрядческий храм, а между ним и стадионом «Лабиринт» зеленеет рощица. Но тогда, в середине семидесятых, здесь был пустырь. Валентина Петровна подтвердила: - Действительно, в один из приездов знаменитых фигуристов они изъявили желание поучаствовать в субботнике и внести свою лепту в создание облика Ленинского района. Вот фото с того памятного субботника. Видите, как Татьяна Тарасова, Юрий Овчинников и Евгений Шеваловский (он катался в паре с Надеждой Горшковой) изображают Ленина с бревном на субботнике. Тарасова на снимке еще совсем молоденькая, ребята все были очень коммуникабельные, любили похохмить, с ними не скучно было. К сожалению, не могу уже припомнить, какие конкретно из деревьев той рощицы посажены руками фигуристов, но то, что они ее садили, - это точно.

Тамара Попова,

корреспондент газеты "Вечерний Барнаул"
Больше информации
Любовь кленовая
Прообразом клёна в известной песне про «смуглянку» фильма «В бой идут одни старики» стал алтайский раскудрявый. По крайней мере, основания так считать были у школьных преподавателей известного актера и режиссера Леонида Быкова.

Не все об этом знают, но легендарный капитан Титаренко, командир второй «поющей» эскадрильи из «Стариков» свое отрочество провел на Алтае.

В начале войны семью Быковых, мать и двух детей, эвакуировали в Барнаул. Они жили в бараке на поселке Восточный.

С 42-ого по 44-ый годы Лёня Быков ходил в 11-ую барнаульскую школу. Старейший педагог этого учебного заведения Надежда Бурова делится чужими воспоминаниями: заниматься с известным учеником не довелось – слишком поздно родилась, а вот классный руководитель много что успела рассказать. Память сохранила, что весельчаком он был и душой компании. Учился ни хорошо – ни плохо, а вот доброты было не занимать. Даже техничка, которая в школе работала, говорила, что, «…подойдет, погладит, чтоб пропустила».

На Алтае Леня влюбился. В клёны. На деревьях просиживал днями и ночами – барак, где жили Быковы, утопал в кленовых зарослях. По рассказам классного руководителя, «он постоянно сочинял о них что-то, стихи о кленах писал». Видно запали эти деревья в юную душу будущего актера. И говорят, что спустя много лет выбрал Быков для своего фильма совсем не случайно «Смуглянку», в которой клен, был как образ его военного детства.

В 43-ем, когда Лёне было всего 15 лет, собрался он на войну. Грезил мечтами об авиации, потому и поступать решил в летное училище, чтобы потом сразу в бой. Его "разоблачили" из-за приписанного себе возраста и маленького роста (на тот момент 136 см). Суровый военком сказал, как отрезал: «Рано тебе еще на фронт, салага. Сначала школу закончи».

С алтайской земли семья Быковых уехала в 45-ом. Тогда Леонид Быков повторил попытку стать летчиком, в Ленинграде поступил во 2-ую авиационную спецшколу и даже проучился месяц. Однако война заканчивалась, и училище расформировали...

Детская мечта стала явью в 72-ом, когда появились «В бой идут одни «старики». Впрочем, это уже другая история.

Инна Ерохина, ГТРК «Алтай»
Больше информации
Проклятый особняк
Двухэтажный кирпичный особняк на улице Горького, 16  считался в Барнауле проклятым. Балконную дверь на втором этаже, выходящую на улицу, заложили кирпичом.

Старинная легенда гласила, что в 1929 году, во время строительно-ремонтных работ в подвале дома обнаружили скелет мужчины. Череп его был проломлен в нескольких местах, передние зубы выбиты.

Старожилы сразу же вспомнили историю о двух братьях, живших в этом особняке в конце XIX века, и страстно влюбленных в свою француженку-горничную. Из-за нее они беспрестанно ссорились и ругались, дело доходило до драк, и вскорости один из братьев бесследно исчез.

Тогдашние местные газеты писали, что он якобы поехал на ярмарку в соседний крупный город – и по дороге пропал без вести. Грешили на банду Гришки Меченого, бесчинствовавшую в то время в окрестных горах и лесах. А на самом деле, в страшную дождливую ночь, после очередной крупной ссоры, старший брат жестоко убил младшего, и тайком замуровал обнаженный труп в стене в подвале.

Но история на этом не кончилась. Убиенный стал регулярно являться своему убийце темными дождливыми ночами: сверкнет молния – а покойник уже тут как тут, стоит на балконе, обнаженный, весь в трупных пятнах, разевает рот с выбитыми зубами, и манит к себе своего непутевого братца. В конце концов, балконную дверь заложили кирпичом. Брат-убивец запил, стал буйным, и француженка-горничная от него сбежала. Тогда он окончательно слетел с катушек, угодил в психушку, где и помер не прощенным в страшных муках и корчах".

Владимир ТОКМАКОВ, писатель
Больше информации
Тимоха-мастер
В стародавние времена, когда в печах Барнаульского меде-сереброплавильного завода для нужд Российской империи выплавлялись сотни пудов меди и серебра, нехватка в работных людях была так велика, что солдаты рыскали по таежным урманам и вылавливали в старообрядческих станах молодых мужиков, а доставив их в Барнаул приписывали к заводу. Вот так и попал один из старообрядцев, молодой парень Тимоха вместе со своим другом на эту работу – плавить металл. Премудростям тогдашней металлургии Тимоху учил старый мастер да кипящий металл в огненной печи.

Народ в те времена был не шибко боязливый да послушный – бежал с заводской каторги при первом удобном случае. Беглых ловили, наказывали, да что толку – охота пуще неволи. Сбежал и Тимоха со своим другом – кержаком, ушел при оказии в лес и как сгинул. Тянуло Тимоху в родные места еще и потому, что осталась у него там невеста, о которой он тосковал, когда работал в Барнауле. Однако случилось тут с ним то, что ни он, ни невеста, ни родня в толк никак взять не могли. Пожил Тимоха какое-то время в деревне, погулял со своей невестой и понял: не житье ему тут. Тянет его завод с дымящей печью и будто горящим в ней металлом, тянет и справиться с этим ему невмочь. Снилась ему и его печь и старый мастер и завод на берегу пруда. Помучившись, собрался Тимоха назад, в город, в заводскую ограду. Вернулся и будто бы прирос к своей печке, узнал многие секреты и тайности, как из руды получить чистый металл, а потом и мастером стал. Так и прозвали его – Тимоха-мастер. Не зря, наверное, появились на свет уральские сказы Павла Бажова с его хозяйкой медной горы, а у Тимохи всего-то и была плавильная печь, вовсе даже и не гора, а ведь тоже не дала ему уйти, навсегда удержала при себе.

Больше информации
Легенда о невесте
На Оби, в сторону Бобровки, есть остров под названием Невестинский. Речники сказывают, будто много лет назад на этом месте утонула девушка по дороге на собственную свадьбу. Жених не вынес горя и отправился за любимой на тот свет. С тех пор остров именуется Невестинским, а протока, где покончил с собой юноша, Жениховой. Однако старожилы поговаривают, что девушка, не успевшая испытать собственного счастья, помогает соединять сердца живым. Сначала записки с просьбой о счастливой любви, запечатанные в бутылки, сбрасывали в Обь только жители близлежащих поселений. Теперь это и вовсе перешло в традицию: молодожены в день свадьбы пишут свои имена, закупоривают в бутылку из-под шампанского и сбрасывают с моста. А невеста бережет их счастье.
Больше информации
Ботинок Ползунова
Масса легенд была выдумана об Иване Ползунове - изобретателе, создателе первой в России паровой машины и первого в мире двухцилиндрового двигателя. Однажды ночью, рассказывает в своей книге Марк Юдалевич, Ползунов, как сказочный Иванушка, поймал Жар-птицу и заставил ее работать на себя. И еще будто осилил он самого черта – согнул его в бараний рог и засадил под стекло, черт стрелками водит, показывает, какая погода. На самом деле у него барометр был. Современные легенды сложены о Ползунове и сегодня. Вернее, о памятнике Ползунову (памятник установлен у Алтайского государственного технического университета, носящего имя великого ученого). Студентам ведь надо во что-то верить, вот многие из них и убеждены - если потереть правый ботинок памятника, то «пятерка» за экзамен обеспечена. Правда, у Ползунова халява тоже не прокатит, не любит он бездельников, и все тут.
Больше информации
Пётр Фролов
Про начальника горного округа Петра Козьмича Фролова ходит много легенд.

Однажды, будучи в поездке по казенной надобности, он остановился у полуразрушенного моста через речку. Ответственность за состояние моста лежала на старосте расположенной рядом деревушки.
Не долго думая, начальник округа (для местного населения он был олицетворением высшей власти) приказал позвать старосту. Будучи человеком интеллигентным и образованным Фролов старался не позволять себе грубого отношения к народу. Поэтому, пожурив старосту за недостаточное усердие, он приказал исправить недостатки, установив для этого недельный срок. На обратном пути Петр Козьмич был поражен, увидев, что мост находится в том же состоянии, что и неделю назад.

Само собой опять привели старосту. Чиновник вновь высказал ему распоряжение, уже не особо подбирая слова. Опять дал неделю на устранение недостатков. При этом старосту предупредили, что Фролов опять будет через пару недель проезжать в этом месте.

Каково же было удивление Фролова, про которого за его принципиальность говорили в народе: «Не боюсь ни огня, ни меча, а боюсь Фрола Козьмича», когда через две недели никаких изменений в состоянии моста он не обнаружил (интеллигентность интеллигентностью, но дело все таки было в начале 19 века). Выведенный из себя горный начальник, не ограничиваясь красноречием, дал старосте кулаком в глаз. Вновь был назначен недельный срок с угрозой применить к провинившемуся все имеющиеся в арсенале императорского чиновника средства.

Через неделю мост перед Петром Козьмичем предстал в наилучшем виде. Испытывая угрызения совести за рукоприкладство, Фролов вновь приказал позвать старосту.

«Что же ты, такой сякой, сразу не смог все сделать как надо, еще и меня вот вывел из себя?», - спросил старосту большой начальник. «А когда Вы меня просили, я думал, что Вы шутить изволите», - ответил староста.
Больше информации
Акинфий Демидов
Конечно, о человеке, который, собственно, заложил первый камень в образование Барнаула, сложено немало легенд. Поговаривали, будто после того, как выяснилось, что Демидов незаконно выплавлял серебро на алтайских заводах, и решено было передать его в казну, перед смертью он проклял свои заводы. И, якобы, в ознаменование его проклятия в майские дни на местах, где стояли заводы, время от времени происходят страшные бедствия. Возможно, эту байку люди придумали позже, когда весной 1973 года на этом месте произошло наводнение, а в 1917-м - сильнейший пожар, в мае же сгорели гостиница «Империал», здание БТИ.
А еще есть легенда о золотом колесе. Считалось, что после того, как наш город был достроен, Демидов захотел наведаться в него, и когда переезжал мост, одно из золотых колес в его карете сломалось и свалилось прямиком в Барнаулку. Правда, колесо это так никто и не нашел…
Больше информации