Сообщить об ошибке
10 декабря 2016

Главное, у Барнаула есть душа ("САМИ", №17 (216), сентябрь 2006 г.)

Главное, у Барнаула есть душа

Барнаул. Большой. Родной. Красивый. Разный. Каждый относится к нему по-своему. И, согласитесь, интересно знать, что думает о городе тот, кто им руководит. Поэтому мы решили попробовать посмотреть на Барнаул глазами его мэра - Владимира Николаевича Колганова.

Родился он на Дальнем Востоке. В возрасте семи лет вместе с родителями переехал в Барнаул, где Владимир Николаевич вырос и успешно реализовал себя.

- Владимир Николаевич, после маленького военного городка Барнаул - большой город, наверное, потряс детское воображение?

- Первое время мы жили в деревянном доме на Луговой, там и обстановка, и сама жизнь были очень близки к сельской, поэтому потрясений особых не было. Зато там было раздолье для мальчишек. Барнаулка была более широкой, и воды в ней больше было.

- А с какими еще местами Барнаула связано Ваше детство?

- Это, во-первых, Луговая, и второе место, где наша семья долго прожила – дом на углу Пролетарской и Красноармейского. Потом мы переехали на Ленина, 83. Отец получил там квартиру от котельного завода. Раньше квартиры давали предприятия своим сотрудникам. И вот там уже я закончил школу, поступил в строительный техникум, оттуда ушел в армию, в ту же квартиру и вернулся. А потом уже появилась своя собственная квартира – это уже взрослая жизнь.

- Где вы любили гулять?

- Любимым нашим местом в Барнауле был район бывшей спичечной фабрики. Это большая историческая ценность, очень интересный объект, который мы пока не смогли раскрыть с исторической точки зрения. Вы, может быть, и не знаете, что изначально это был сереброплавильный завод. Там, где сейчас большая транспортная развязка по дороге на Южный, была плотина, там был заводской пруд. Там проходили все наши игры. Когда мы там жили, там уже была переработка леса, по Оби приходили большие плоты. Они причаливали недалеко от того места, где сейчас речной вокзал. Там когда-то стояла «динамовская купалка», как ее называли, - такая огражденная территория на Оби, где можно было купаться, где соревнования происходили. Плоты подходили к берегу, бревна на распил таскал маленький паровозик, который называли «кукушкой». Он как раз курсировал между фабрикой и купалкой. Мы, будучи мальчишками, забирались на него, доезжали до Оби, там купались, потом шли в Нагорный парк, тогда он назывался ВДНХ. Там мы знали места и проникали на территорию парка бесплатно. Мы обычно проводили там несколько часов, потом опять спускались на берег Оби, но уже по крутому склону, опять купались в реке. Такое у нас было времяпрепровождение.

- А в футбол где играли?

- Футбол был, когда мне было лет девять-десять. Мы уже жили на Ленина. Мы сделали свою спортивную площадку, сами, она до сих пор еще жива, находится возле бывшего общежития котельного завода. Начинали мы там. В нашем доме жил Борис Караваев, знаменитый футболист – вратарь команды «Урожай», потом она стала называться «Темп», а сейчас это наше знаменитое «Динамо». Все девчонки были в Бориса Караваева влюблены, а мальчишки его очень уважали, и мы как-то так приобщились к футболу. Позже я играл за «Темп» в юношеской команде. Играл серьезно: мы ездили по Сибирской и Дальневосточной зоне. Придя из армии, я пошел учиться и играл в футбол за котельный завод, потом за моторный. Но это был уже любительский футбол, а настоящая футбольная карьера была в юности.

- А есть ли у вас сейчас любимые места в Барнауле, где вы любите бывать?

- У меня очень много любимых мест. По-прежнему люблю Нагорный парк. У нас есть мечта его обустроить, сделать там мемориальную зону, где расположены захоронения наших знаменитых людей. Еще хотим сделать смотровые площадки. Из парка, если встать над берегом, открывается прекрасный вид, открываются обские просторы. И чувствуешь, насколько мощна наша алтайская природа. А за спиной - город. Красивый, большой, один из крупнейших в Сибири. Великолепное сочетание, очень сильные чувства.

- Сильно изменился город по сравнению с тем, каким он был в вашей молодости?

- Сильно изменился. И я это очень хорошо знаю, потому что только за годы моей работы в управлении капитального строительства было построено очень много. Я помню город, когда он заканчивался у выемки – у того места, где сейчас под Ленинским проспектом проходят железнодорожные пути. И трамвай ходил только до выемки: «единичка» шла до Нового базара, там раньше было трамвайное кольцо, там она разворачивалась. И надо было перейти по мостику, чтобы попасть на другую сторону, там снова было кольцо, и шел трамвай номер два. Это уже была промышленная зона, трамвай развозил людей по заводам. А дальше застроек практически не было, все, что там построено – это практически еще один построенный город. Многое изменилось и в центре: например, Красноармейский был брусчатый. До улицы Молодежной, как она сейчас называется, все было устлано брусчаткой. А вправо и влево от проспекта вообще был песок. Потом только там проложили асфальт. А где сейчас стоит драматический театр, там раньше мы любили играть в казаки-разбойники и в войнушку. Там большая территория была - кусты, густой ивняк. Потом на этом месте началось строительство: сначала было построено здание, где сейчас расположена администрация края, потом первый из корпусов нашего университета, а потом уже драмтеатр. А вот Ленинский проспект не изменился по своему духу. Ну, конечно, он несколько поменялся в плане новых сооружений, новых зданий. А сама идея срединной аллеи, небольшие проезды по краям остались прежними. Душевная у нас, на мой взгляд, аллея, которая и городу придает определенную душевность, и людьми воспринимается хорошо. Здания на проспекте не очень высокие, но солидные. Уютно здесь.

- Поделитесь с нами планами преображения улиц нашего города.

- Сейчас мы на Ленинском проспекте обустраиваем Студенческий бульвар, он будет идти от Димитрова до Чкалова, то есть там, где расположены вузы. Мы ставим на аллее красивые фонари, скамейки, может быть, студенты наконец-то перестанут там пиво пить, будут просто сидеть на скамейках, общаться и читать книжки. Потом от Чкалова до Партизанской есть идея сделать бульвар Защитников отечества. Там, где сейчас располагается БЮИ, исторически были казармы, потом минометная школа, потом уже летное училище.

- А как с созданием Обского бульвара?

- Обской бульвар появился впервые на карте города в 1937 году. Это была первая идея выхода города к Оби. Но, к сожалению, началась война, она внесла коррективы. Пришлось строить заводы, причем очень быстро. Станки ставили прямо на фундамент, и они начинали работать под открытым небом, а уже потом возводились стены, перекрытия. Поэтому, выбирая место для строительства заводов, приходилось руководствоваться не планами развития города, а насущной необходимостью, а заводам нужна была для работы обская вода. Вот и располагались они недалеко от берега. В последние годы мы вернулись к идее создания бульвара, выходящего к берегу Оби, но мы не можем воплотить эту идею в жизнь быстро, так как в бюджете не хватает средств. Я думаю, что Обской бульвар будет проложен обязательно, но реализация этого проекта затянется лет на двадцать-тридцать.

- Владимир Николаевич, конечно, это радостно, что город растет и развивается. А есть какие-то места, здания, которых в ходе преображения города не стало, и которых Вам жаль?

- Наверное, нет. Есть, конечно, ностальгия по молодости – это понятно. Вот, например, на привокзальной площади, там, где сейчас мемориал Славы, был клуб железнодорожников, куда мы ходили на танцы. Нет теперь того клуба, нет той танцплощадки, и нет нашей молодости. Но место не стало хуже, наоборот, оно теперь намного красивее, значительней.

- Скажите, чем вы гордитесь из того, что уже преобразили в городе?

- Чем горжусь? Если когда-нибудь мне придется внуков возить по городу, мне, в принципе, есть, что показать и рассказать. У меня профессия была такая замечательная – строитель. Люди моей специальности в выигрышном положении по отношению к представителям многих других профессий. Потому что результаты труда строителя остаются надолго, человек, который работает в этой профессии, может пройти по городу и посмотреть на дело своих рук. А построено на самом деле было много. Я помню, как мы в том районе, где сейчас жилые дома напротив кардиоцентра, в кукурузе выше человеческого роста пробивали первые теодолитные ходы. Вся территория нынешнего жилого массива была одним сплошным кукурузным полем. А дальше, там, где сейчас проходит улица Юрина, примерно там, где расположен Молодежный центр, стояло ОПХ «Докучаево» - трактора, заправки… В общем, сельский пейзаж. Сейчас даже и не узнать! Поэтому я горжусь тем, что при моем участии было построено два с половиной миллиона квадратных метров жилья, около сорока школ, много детских садов, кинотеатр «Мир» (один из первых моих объектов), Дворец культуры моторщиков и еще много сооружений из камня и бетона. В общем, я горжусь своей профессией.

- А уехать из Барнаула никогда не собирались?

- Когда я служил на Тихоокеанском флоте, мне предлагали остаться, получить военную специальность, продолжить служить на корабле. Я серьезно задумывался над этим, мне нравилась морская служба. Но потом все-таки тяга к дому перетянула, я уехал и стал строителем.

- Что бы вы могли пожелать молодежи, какой ей нужно быть, чтобы город рос и процветал?

- У нас замечательная молодежь, пусть она остается такой, какая есть.

- Вы думаете, такая, какая она есть, она многого сможет добиться?

- Думаю, да, потому что у каждого поколения есть свое хорошее и свое плохое. Иногда, прожив определенное время, мы забываем, какими были сами, начинаем переносить на молодежь свой опыт и требовать от нее того же. Я считаю, что это не совсем правильно. Конечно, хорошо было бы учиться на ошибках старших и их не повторять. Но обычно люди сами делают ошибки и на этих ошибках учатся. И мы так делали, и нынешняя молодежь так живет. Я глубоко убежден, что даже самые, так сказать, хулиганистые в конце концов остепенятся и выберут свою стезю в этой жизни. Единственное, чего бы хотелось, это чтобы молодежь всегда знала и помнила о своих корнях, о том, что их связывает с родиной.

- А за что вы любите свой город?

- За что-то любить невозможно. Я не могу сказать, что люблю Барнаул за его прямые улицы, чудесную природу и самых красивых в России девушек. Я считаю, что любовь - это такое чувство, которое разбирать не очень правильно. Любят просто потому, что любят. Это такое человеческое чувство, которое невозможно рассказать.

- И напоследок, Владимир Николаевич, ваши наказы тем, кто будет строить город после вас?

- А наказ прост: любите свое дело, любите свой город, и все у вас получится. Строить надо так, чтобы человеку было удобно жить. В мое время задача была немного другая – построить как можно больше жилья. Я еще помню так называемый «копай-город» в районе пересечения Ленинского и Северо-Западной – напротив нынешнего магазина «Норд-вест». Там люди жили в землянках, и не только там. А бараки считались вообще роскошью. Поэтому необходимо было как можно быстрее создать для людей хотя бы минимально приемлемые условия. Вот и господствовала архитектура спичечного коробка: все здания были однообразные, унылые, но зато люди могли в них жить по-человечески. А сейчас у архитекторов есть возможность изобретать, и в городе появляется все больше красивых зданий. Он хорошеет буквально с каждым днем. Но у нас еще много работы. Надо еще много сделать в вопросах благоустройства, инженерной инфраструктуры. Надо строить новые современные здания, транспортные развязки. Чтобы город стал более удобным для жителей, стал более красивым. Чтобы здесь хотелось жить и никуда не хотелось уезжать! Главное - не забывать, что у нашего Барнаула есть душа.

Елена Герасименко, Анна Панина,

11 класс, лицей №86

«САМИ», №17 (216), сентябрь 2006 г.